ГлавнаяВ мире безмолвия • Усовершенствование кислородного аппарата

Усовершенствование кислородного аппарата

Рубрика: В мире безмолвия

Последующая зима прошла в упорной работе над усовершенствованием кислородного аппарата, чтобы исключить возможность повторения судорог. Летом я снова направился к Поркеролям и нырнул на глубину сорока пяти футов с новым аппаратом. Судороги напали на меня настолько неожиданно, что я не помню, как сбросил груз. Я чуть не утонул. С тех пор у меня пропал всякий интерес к кислороду.
Летом 1939 года, выступая с речью на званом обеде, я доказывал присутствовавшим, что в ближайшие десять лет войны не может быть. А четыре дня спустя я был на борту своего крейсера, получившего секретное предписание выступить в западном направлении; придя еще через сутки в Оран, мы услышали об объявлении войны.
Рядом с нами на рейде стоял дивизион английских торпедных катеров. Один из них вышел из строя: на винт намотался толстый стальной трос. В оранском порту не было своих военно морских ныряльщиков, и я вызвался нырнуть, чтобы установить характер повреждения. Меня не смогло охладить даже то, что я увидел под водой: трос обернулся шесть раз вокруг вала и еще несколько раз вокруг лопастей. Я вызвал со своего корабля пять человек хороших ныряльщиков, и мы принялись обрубать трос. На это ушло несколько часов, и мы еле стояли на ногах, когда, наконец, вернулись на крейсер. Торпедный катер смог выйти в море вместе со своим дивизионом, и когда он проходил мимо нас, команда его выстроилась вдоль борта и прокричала троекратное "ура" в честь безрассудных французов.
В этот день я убедился, что тяжелая работа под водой - опасная вещь. Для таких дел было совершенно необходимо иметь дыхательные аппараты.
Прошло немного времени. Я работал в Марселе на службе морской разведки, действовавшей против оккупантов. Мой начальник предложил мне возобновить подводные эксперименты, насколько позволит служба. Кстати, это могло помочь замаскировать мою деятельность. Я решил испытать аппарат Фернеза, основанный на применении трубки, через которую поступал накачиваемый сверху насосом воздух. Трубка проходила к специальному клапану, выпускавшему воздух в воду. Ныряльщик всасывал необходимый ему воздух через мундштук, один конец которого соединялся с воздушной струей. Это был простейший из когда либо сконструированных дыхательных аппаратов. Правда, ныряльщик оставался связанным с поверхностью, и половина воздуха расходовалась впустую, но зато можно было по крайней мере обходиться без предательского кислорода.
Однажды на глубине сорока футов я полной грудью вдыхал воздух, подаваемый насосом Фернеза, как вдруг ощутил странный толчок в легких. Журчанье пузырьков накачиваемого воздуха прекратилось; я немедленно перекрыл мускульным усилием горло, сохраняя в легких остаток воздуха. Потом потянул трубку - она подалась безо всякого сопротивления. Оказалось, что она переломилась у самой поверхности. Я поплыл к лодке. Только потом я понял, какая опасность мне грозила. Не перекрой я инстинктивно свой собственный "клапан", вода ворвалась бы через трубку под страшным давлением в легкие.
При испытании изобретений, когда на карту поставлена жизнь, подобные инциденты только увеличивают стремление добиться успеха. Мы принялись изучать меры защиты против повреждения трубок. Как то раз Дюма нырнул с аппаратом Фернеза на семьдесят пять футов; я наблюдал за трубкой. Вдруг она переломилась. Дюма оказался в западне на глубине, где давление втрое превосходит атмосферное. Я перехватил трубку, не дав ей затонуть, и стал лихорадочно вытаскивать ее, ожидая самого худшего.
Снизу чувствовались какие то сильные рывки. Наконец показался Дюма, трясущийся, с красным лицом и выпученными глазами, но живой! Он тоже своевременно задержал воздух, после чего стал лезть вверх по трубке, как по канату.
Мы продолжали возиться с этим аппаратом, покуда не добились того, что он стал работать сравнительно надежно, но зависимость от насоса сковывала нас, а нам хотелось свободы передвижения.
Мы мечтали о самоуправляющемся аппарате, использующем сжатый воздух. Вместо приспособления Ле Приера, связанного с необходимостью выпускать воздух вручную, мне хотелось иметь автоматическое устройство наподобие того, что применяется в кислородных масках для высотных полетов. Я отправился в Париж в поисках инженера, который мог бы понять, о чем идет речь. Мне посчастливилось встретить Эмиля Ганьяна, эксперта по газовому оборудованию, состоявшего на службе одной крупной международной корпорации. Это было в декабре 1942 года. Я изложил Эмилю свои требования; он кивнул поощрительно головой и прервал меня: "Что нибудь вроде этого? - Он протянул мне маленькую бакелитовую коробочку. - Это мой клапан для автоматической подачи горючего газа в автомобильный мотор". В то время бензин был дефицитным товаром, и шли усиленные поиски путей замены его газом. "Тут есть нечто общее с вашей проблемой", - сказал Эмиль.
Через несколько недель наш первый автоматический регулятор был готов. Мы избрали для его опробования уединенное место на Марне. Эмиль стоял на берегу; я вошел в воду. Регулятор подавал воздух в изобилии без каких либо усилий с моей стороны. Однако, как и в аппарате Фернеза, происходила расточительная утечка воздуха через выдыхательную трубку. Я попробовал стать на голову - подача воздуха почти прекратилась. Дышать было нечем. Тогда я принял горизонтальное положение; воздух стал поступать безотказно. Но как же мы будем нырять, если регулятор не позволяет плыть вниз головой?
Обескураженные и разочарованные, мы направились домой, пытаясь понять, в чем дело. В наших руках было чудесное изобретение; оно сначала понижало давление воздуха со ста пятидесяти до шести атмосфер, а затем регулировало его плотность и количество соответственно потребностям дыхания.
Решение было найдено еще до того, как мы доехали до Парижа. Когда я стоял в воде в нормальном положении, отверстие для выдоха оказывалось на шесть дюймов выше отверстия для вдоха; создающаяся разница давлений обеспечивала сильный непрерывный ток воздуха. Если же я переворачивался вниз головой, то выходное отверстие оказывалось ниже входного, ток воздуха прерывался. В горизонтальном положении оба отверстия находились в условиях равного давления, и регулятор действовал безупречно. Выход оказался весьма простым: нужно было расположить оба отверстия возможно ближе одно к другому, с тем чтобы разница давлений не нарушала тока воздуха. Улучшенная конструкция была испытана в бассейне в Париже и действовала безотказно.

Еще по теме: