ГлавнаяПодводное царство • Триста футов - предел для ныряльщика с аквалангом

Триста футов - предел для ныряльщика с аквалангом

Рубрика: Подводное царство

Гибель Фарга и результаты летних изысканий показали нам, что триста футов - предел для ныряльщика с аквалангом. Любителей можно за несколько дней научить погружаться на глубину до ста тридцати футов; профессионалы могут, при соблюдении графика декомпрессии, выполнять на этой глубине разнообразную тяжелую работу. В следующей зоне - до двухсот десяти футов - опытный ныряльщик в состоянии делать легкую работу и проводить кратковременные исследования; при этом необходимо строго придерживаться правил безопасности. В зоне глубинного опьянения возможно рекогносцировочное погружение лишь для наиболее тренированных ныряльщиков. Правда, автономные ныряльщики могут опускаться значительно ниже стометровой границы, если применять для дыхания смесь кислорода с легкими газами вроде гелия и водорода. Доказано, что гелий исключает приступы глубинного опьянения; при этом остается в силе требование длительной и скучной декомпрессии.
В 1948 году Дюма несколько превзошел рекорд автономного погружения, выполняя задание, которое преследовало совсем иные цели: его пригласили исследовать подводное препятствие. Предполагалось, что на дне лежит погибшее судно. Прибыв на минный тральщик, который зацепился своим тросом за таинственный предмет, Дюма узнал, что глубина определена в триста шесть футов. Энергично оттолкнувшись ластами, Диди через девяносто секунд достиг дна. Оказалось, что трос зацепился за невысокий утес. Диди пробыл внизу около минуты и вернулся так же быстро, как погрузился. При таком кратковременном погружении можно было не опасаться кессонной болезни.Читайте так-же: микоз ногтей лечение
Личный кабинет Тинькофф
Дюма разработал специальный курс обучения для флотских ныряльщиков: на каждом французском военно морском корабле положено иметь двух людей, умеющих работать в аквалангах. На первом этапе новички погружаются на мелководье, знакомясь с основами, на постижение которых у нас ушли годы. Они учатся смотреть через прозрачное окошечко маски, познают преимущества автоматического дыхания и необходимость избегать лишних движений при плавании под водой. Второй урок включает погружение с канатом на пятьдесят футов; при этом человек осваивается с изменением давления и проверяет свои уши. На третьем уроке инструктор заставляет класс переживать волнующие минуты. Ученики опускаются с балластом и рассаживаются на дне на глубине пятидесяти футов. Затем преподаватель снимает свою маску и посылает ее по кругу. Получив обратно наполненную водой маску, он надевает ее. Сильный выдох носом выталкивает всю воду наружу. Ученикам предлагается повторить этот маневр. Они узнают, что можно без труда перекрыть носоглотку при снятой маске, дыша через мундштук во рту.
Следующий урок также проходит на дне. Учитель снимает маску, вынимает изо рта мундштук и отстегивает все ремни. Акваланг кладется на песок; инструктор стоит совершенно обнаженный, если не считать набедренной повязки. Затем уверенно и не спеша надевает все снаряжение снова, продувая маску и глотая то небольшое количество воды, которое проникло в шланги. Маневр этот не представляет никакой трудности для любого человека, способного набрать полные легкие воздуха и задержать дыхание на полминуты.
Ученики следуют примеру инструктора и повторяют все его действия. Следующая задача - тот же маневр, но при этом ученики обмениваются снаряжением друг с другом. Так прививается умение свободно действовать под водой.
Курс заканчивается следующим упражнением: вся группа ныряет на глубину ста футов, снимает акваланги и возвращается без них. Этот экзамен имеет и свою забавную сторону - по мере подъема и уменьшения наружного давления воздух в легких расширяется, и изо рта ныряльщика вырывается цепочка пузырьков.
Первым иностранным военно морским офицером, явившимся к нам в Тулон с официальной командировкой, был лейтенант британского флота Ходж. Он быстро увлекся нырянием и подводной киносъемкой и стал энтузиастом этого дела. В 1950 году на его долю выпало трагическое задание - разыскать затонувшую подводную лодку "Трэкьюлент". В январском тумане на Темзе небольшой шведский танкер "Дивина" наскочил на подлодку, и она пошла ко дну с экипажем в восемьдесят человек. Пятнадцать из них спаслись с аппаратами Дэвиса; по их словам, лодку было бы не трудно найти. Однако вода была грязная и холодная, к тому же обстановку осложняло сильное течение. Водолазы снова и снова погружались в реку, но их относило течением, и они не смогли обнаружить подлодку. Тогда Ходж вызвался нырнуть с аквалангом. Исходя из силы течения, он поднялся выше по реке, рассчитав, что его как раз принесет к предполагаемому местонахождению "Трэкьюлента". Ходж нашел подлодку с первого же захода. Ее подняли, но к тому времени остававшиеся в ней люди уже погибли.
Летом 1945 года я привез из Парижа домой два миниатюрных акваланга для своих сынишек - семилетнего Жана Мишеля и пятилетнего Филиппа. Старший уже учился плавать; младший умел только плескаться в воде у бережка. Однако я не сомневался, что они легко научатся нырять: ведь для этого не надо быть хорошим пловцом, поскольку маска защищает нос и глаза, дыхание происходит автоматически, а для движения под водой не нужно никакой специальной техники.
Мы отправились на берег; я прочитал им небольшую лекцию, которую они, разумеется, пропустили мимо ушей. Без малейшего колебания они последовали за мной в воду; мы погрузились на каменистое дно на неглубоком месте, в мир затонувших судов, колючих морских ежей и ярких рыб. Тишину подводного мира нарушили восторженные крики - мальчикам не терпелось обратить мое внимание на многочисленные чудеса. Заставить их молчать было невозможно. У Филиппа выскочил изо рта мундштук. Я затолкал его на место и тут же прыгнул к Жану Мишелю - поправить воздушный шланг. Они осыпали меня градом вопросов, и я едва поспевал водворять на место мундштуки. Оба основательно наглотались соленой воды. Было ясно, что они не перестанут болтать, пока не захлебнутся окончательно. Я сгреб в охапку своих сорванцов и вытащил их из воды.
Пришлось повторить им, что море - это мир тишины, где маленьким мальчикам надлежит держать язык за зубами. Однако не сразу удалось приучить их сдерживать свои чувства до того момента, когда мы вернемся на поверхность. После этого я взял их на более глубокое место.
Они ничуть не боялись ловить осьминогов руками. Когда мы устраивали пикник на берегу, Жан Мишель вооружался обыкновенной вилкой и отправлялся на глубину тридцати футов за сочными морскими ежами. Мама их тоже ныряет, но без такого энтузиазма. Женщины почему то не испытывают доверия к этому роду спорта и неодобрительно смотрят на увлеченных им мужчин. Дюма - звезда семи фильмов о подводном мире - не получил еще ни одного восторженного письма, написанного женской рукой.

Еще по теме: