ГлавнаяВ мире безмолвия • "Пусть попробует?"

"Пусть попробует?"

Рубрика: В мире безмолвия

Но как добиться того, чтобы "Рубин" выбросил мины точно в поле зрения моего аппарата? Ведь только так я смогу заснять поведение мины под водой. Мы решили обсудить этот вопрос с лейтенантом Рикулем. Дюма внес свое предложение:
"У меня есть план. Полная гарантия того, что мины будут падать перед самым объективом камеры. Я опущусь на подлодке вниз и дам сигнал, когда надо бросать мину".
Мы с Рикулем переглянулись. Диди продолжал: "Понимаете, я спущусь именно на подлодке". Рикуль хранил дипломатическое молчание, скептически улыбаясь.
"Пусть попробует?" - спросил я. И вот Дюма оседлал нос "Рубина", держа молоток в одной руке и ухватившись за сетерез другой. Рикуль вошел внутрь рубки и припал к перископу. Ему хотелось проследить, что произойдет с этим безумцем в образующемся при погружении бурном водовороте. Он увидел, как водяной вихрь обрушился на Диди, стремясь сорвать с его ног резиновые ласты. Затем "всадник" весь исчез под водой, однако крепко держался на месте, пуская цепочку пузырьков в сторону боевой рубки. Рикуль поражался, как может Дюма противостоять мощному напору воды, но факт был налицо. "Рубин" погрузился на глубину перископа и двинулся вдоль коридора.Выбор места для посадки клубники в открытый грунт: срок посадки, растояние и удобрения при посадке.
Я чувствовал себя заброшенным и одиноким, стоя начеку на своем посту в холодной воде на дне моря, в центре размеченного нами коридора. Компаса у меня не было, а чувство направления совершенно теряется под водой, поэтому я вертелся, как флюгер, высматривая "Рубин". Задолго до того, как подлодка появилась в поле моего зрения, я услышал шум ее моторов. Со всех сторон доносился как бы глухой гул подводного завода. Мое волнение все возрастало по мере усиления звука.
Дюма первый заметил меня; он увидел мои пузырьки на расстоянии девяноста футов. Тут и я обнаружил нос подлодки, а на нем Диди: маленькая забавная фигурка на громадном носу подводного судна, словно талисман! Дюма стукнул молотком по корпусу, подавая сигнал минерам, и моя тревога исчезла. Ну и кит пронесся мимо меня! Вот мелькнули его бока. Диди умчался вдаль, и первый футляр упал со стуком в десяти футах от моего поста, подняв облачко ила.
Через каждые двадцать секунд от "Рубина" отделялись новые мины. Плывя изо всех сил, я успел заснять появление трех футляров и остановился перевести дух, когда четвертый футляр шлепнулся на дно уже за пределами видимости. Облачка ила медленно увеличивались в объеме, потом развеялись, открыв, моему взору большие металлические ящики, внутри которых затаились рогатые мины, посасывая свои соляные таблетки. Я заснял их под различными углами и вернулся на поверхность. На смену мне спустился Тайе; он должен был выбрать себе какую нибудь из мин и заснять ее движение с момента раскрытия футляра.
После пяти минут ожидания Тайе услышал приглушенный скрежет. Он приготовился нажать спуск, однако футляр был недвижим. Зато одна за другой всплывали наверх остальные мины. Тайе упрямо таращил глаза на свою избранницу. Прождав тридцать пять минут и совершенно окоченев, он вынырнул, чтобы передать камеру другому. Фарг схватил ее и поспешил вниз, но тут же вернулся.
"Этот чертов шар всплыл раньше, чем я подоспел, - сообщил он. - Верно, специально выжидал, когда никого не будет".
Мы попросили Рикуля сделать новый заход и сбросить еще четыре мины. Я заверил его, что мы удачно сняли самый момент выбрасывания мин и на этот раз Фредерику Дюма нет необходимости выступать в роли всадника. Командир "Рубина" улыбнулся; маневр начался сначала. На этот раз с камерой дежурил Дюма, освобожденный от роли рыбы лоцмана при железной акуле. "Смотри выбери правильную!" - напутствовали мы его. Дюма помахал нам успокоительно рукой, затем над водой мелькнули его ласты, и он ушел вниз. Время шло, а Диди все не возвращался. Мы понимающе переглянулись: мины опять решили надуть нас. Ну что ж, наладим постоянную смену на месте под водой, чтобы ни на минуту не выпускать футляр из поля зрения. Вниз пошел первый сменщик; Дюма вынырнул и доложил, что остальные три мины всплыли, а его коварная избранница затаилась в своей коробке. Второй раз нам из четырех мин попалась самая ехидная!
Ныряльщики сменялись каждые десять минут. Мы решили взять упрямицу измором, дать ей понять, что сопротивление бесполезно. В конце концов футляр издал ворчливый звук, и рогатый мяч поплыл кверху. Мы прождали его целый час. Показ на экране всего маневра длился девяносто секунд.

Еще по теме: