ГлавнаяВ мире безмолвия • Подводные изыскания

Подводные изыскания

Рубрика: В мире безмолвия

Глава четвертая. ПОДВОДНЫЕ ИЗЫСКАНИЯ

После окончания оккупации меня назначили в Марсель заведовать сборным пунктом для возвращающихся моряков. Как то ночью я стал раздумывать о своем прошлом и будущем. Конечно, я находился на нужной работе, но я не сомневался, что ее может выполнить любой офицер. Между тем подводные эксперименты, начавшиеся в свое время по нашей собственной инициативе, не могли не представлять интереса для военно морского флота. Ныряльщики могли выполнять самую разнообразную работу, когда дело шло о поврежденных и торпедированных судах.
Чтобы убедить министерство, что я принесу больше пользы в качестве ныряльщика, я направился в Париж и показал адмиралу Андрэ Лемонье и его штабу фильм о работе на затонувших судах с участием Дюма и Тайе. На следующий день я уже ехал в Тулон с поручением возобновить подводные эксперименты.
Тайе был счастлив оставить свою временную работу лесника. Мы привлекли Дюма в качестве вольнонаемного специалиста и заняли письменный стол в канцелярии начальника порта, поставив дощечку с надписью Groupe de Recherches Sous Marines (Группа подводных изысканий). Начальником группы был назначен старший по чину Филипп. Все наше снаряжение состояло из двух аквалангов. Разумеется, это не мешало нам при каждой возможности рекламировать самих себя в качестве мощного отдела Марин Насиональ.
В наше распоряжение направили трех унтер офицеров: Мориса Фарга, Жана Пинара и Ги Морандьера. Дюма преподал им краткосрочный курс работы с аквалангом и сделал их инструкторами ныряльного дела. Постепенно мы обзаводились средствами, людьми, мотоциклами, грузовиками, а вскоре у нас появилось и свое суденышко - новенькая моторная лодка "Л'Эскилляд".
После "Л'Эскилляд" мы получили двухвинтовой катер ВП 8 в семьдесят два фута длиной, который Тайе переоборудовал в базу для ныряния, установив на нем специальные площадки, резервуары со сжатым воздухом и рекомпрессионную камеру. В это же время мы изготовили некоторое количество аквалангов для британского военно морского флота. Сэр Роберт Дэвис, изобретатель аппарата для спасения с подводных лодок и глава крупнейшей в мире фирмы по производству ныряльного и водолазного снаряжения, купил право на изготовление аквалангов в Великобритании.
Нашим наиболее крупным приобретением был "Альбатрос", настоящая морская плавучая база для ныряльщиков, переданная нам военно морским министерством. "Альбатросу" было всего два года, однако он успел многое пережить. Он не был еще спущен со стапелей, не был даже покрашен, когда его захватили на немецкой верфи русские. Они передали судно англичанам, и оно бросило якорь на Темзе. Затем "Альбатрос" очутился во Франции. Некрашеный, переходивший в течение двух лет из рук в руки, он попал к нам в довольно запущенном состоянии. В группе подводных изысканий "Альбатрос" нашел, наконец, себе счастливую гавань. С огромным увлечением, забыв обо всем другом, мы принялись оборудовать наше новое судно, которое окрестили "Инженер Эли Монье" - по имени моего знакомого морского инженера, погибшего из за несчастного случая во время ныряния.
Затонувший "Дальтон" сделал из нас глубоководных ныряльщиков, благодаря "Эли Монье" мы приобщились к океанографии. На нем мы побывали у берегов Корсики, Сардинии, Туниса, Марокко и на просторах Атлантики. С нами выходили в плавание научные работники; они расширяли наши познания о море и сами увлекались аквалангом, который позволял им своими глазами наблюдать жизнь глубин.
Штаб утвердил планы работ ныряльщиков, осуществлявшиеся под руководством видных специалистов, в том числе военврачей Ф. Дэвилля и Дюфо Казенаба. Жан Алина заведовал нашим "игрушечным магазином", где он изобретал и изготовлял новые маски, скафандры, оружие и аппаратуру для подводного освещения. Там мы сконструировали и "подводные сани", которые позволяли буксировать ныряльщика со скоростью шести узлов ; это во много раз увеличивало наши возможности в области подводных поисков.
Мы придумали удобное устройство, которое прикреплялось на поясе: маленький буй с тросиком и грузом. В ходе рекогносцировки на "санях" ныряльщик выбрасывал буй, если замечал что нибудь интересное, и продолжал движение. Другой ныряльщик мог спуститься в глубину по тросику и обследовать замеченный предмет.
Наша группа установила связь с океанографическими и водолазными учреждениями Великобритании, Германии, Швеции, Италии.

Еще по теме: