ГлавнаяПодводное царство • Новая серия глубоководных погружений

Новая серия глубоководных погружений

Рубрика: Подводное царство

Я медленно опускался вниз сквозь вихрь видений…
Вода вокруг дощечки с отметкой двести шестьдесят четыре фута светилась сверхъестественным сиянием. Из ночного мрака я вдруг перешел в область занимающегося рассвета. Это отражался от дна свет, которого не смогли поглотить верхние слои. Внизу виднелся конец троса с грузом, повисшим в двадцати футах от дна. Я остановился у предпоследней дощечки и глянул на последнюю, белевшую пятью метрами ниже. Мне пришлось напрячь всю умственную энергию, чтобы трезво оценить обстановку, не обманывая себя. Затем я двинулся к нижней дощечке, привязанной на глубине двухсот девяноста семи футов.
Дно было мрачное и голое, если не считать ракушек и морских ежей. Я еще владел своими мыслями настолько, что помнил об опасности резких движений при таком давлении, превышавшем нормальное в десять раз. Медленно набрав полные легкие воздуха, я расписался на дощечке, однако оказался не в силах записать что либо о своих ощущениях на глубине пятидесяти саженей.
Итак, я достиг наибольшей глубины, на какую когда либо погружался автономный ныряльщик. Чувство удовлетворения уживалось в моем сознании с ироническим презрением к самому себе.
Я сбросил балласт и рванулся вверх, словно отпущенная пружина, миновав с одного прыжка две дощечки. И тут, на глубине двухсот шестидесяти четырех футов, опьянение внезапно исчезло, безвозвратно и необъяснимо. Ко мне вернулись легкость и ясность мысли, я снова стал человеком и наслаждался вливавшимся в мои легкие воздухом. Быстро преодолев зону сумерек, я увидел снизу поверхность воды, украшенную платиновыми пузырьками и играющими бликами света. Невольно напрашивалось сравнение с небесами.
Однако по пути к небесам надо было еще пройти чистилище. Я переждал положенные пять минут на глубине двадцати футов, затем провел еще десять волнующих минут в десяти футах от поверхности.
Когда трос был выбран на палубу, я убедился, что какой то мошенник ловко подделал мою подпись на нижней дощечке.
После этого погружения у меня в течение получаса были легкие боли в коленях и плечах. Филипп Тайе тоже опустился до последней дощечки, написал на ней какую то чушь и вернулся с головной болью, которая мучила его два дня. Дюма лишь с большим трудом справился с сильнейшим приступом глубинного опьянения в стометровой зоне. Наши два закаленных моряка, Фарг и Морандьер, сообщили, что смогли бы в течение короткого времени выполнять не слишком тяжелую работу около дна. Квартирмейстер Жорж тоже побывал у нижней дощечки и потом целый час жаловался на головокружение. Жан Пинар почувствовал на глубине двухсот двадцати футов, что дальнейшее погружение ему не по силам, расписался и благоразумно вернулся на поверхность. Никто из нас не смог записать чего либо вразумительного на последней дощечке.
Осенью мы приступили к новой серии глубоководных погружений, на этот раз глубины уже превышали пятьдесят саженей. Решили нырять, привязав к поясу канат; на поверхности дежурил напарник в полном снаряжении, готовый в любой момент нырнуть на помощь.
Первым нырнул опытный мастер этого дела Морис Фарг. Канат регулярно передавал нам успокоительный сигнал: "Tout va bien" ("Все в порядке"). Внезапно сигналы прекратились. Нас пронизала острая тревога. Напарник Фарга Жан Пинар немедленно ринулся вниз, а мы тем временем подтянули Мориса до отметки сто пятьдесят футов, где они должны были встретиться. Пинар столкнулся с бесчувственным телом друга и с ужасом обнаружил, что мундштук Фарга болтается у него на груди.
Двенадцать часов бились мы, стараясь оживить Фарга, но он был безвозвратно мертв. Глубинное опьянение вырвало мундштук у Мориса изо рта и погубило его. Вытянув канат, мы обнаружили его подпись на дощечке, привязанной на глубине трехсот девяноста шести футов. Фарг заплатил своей жизнью, перекрыв наше лучшее достижение на сто футов. Иначе говоря, он побывал глубже любого водолаза, работающего с воздухом обычного состава.
С первых дней существования группы изысканий Морис Фарг делил с нами наше все возраставшее увлечение морем; мы навсегда запомнили верного друга. Я и Дюма были обязаны Морису жизнью: он вырвал нас из пещеры смерти в Воклюзе. Мы никогда не простим себе, что не сумели спасти его…

Еще по теме: