ГлавнаяВ мире безмолвия • Ныряние в очках

Ныряние в очках

Рубрика: В мире безмолвия

Однажды воскресным утром 1936 года - это было в Ле Мурильоне, близ Тулона, - я окунулся в воды Средиземного моря, надев очки Фернеза. Я служил тогда на флоте рядовым артиллеристом, был неплохим пловцом и преследовал одну цель - отработать свой кроль. В тот момент я думал о море лишь как о соленой среде, разъедающей мне глаза. И вдруг мне открылось поразительное зрелище: подводные скалы, покрытые зарослями зеленых, бурых, серебристых водорослей, среди которых плавали в кристально чистой воде неизвестные мне дотоле рыбы. Вынырнув на поверхность за воздухом, я увидел автомашины, людей, уличные фонари. Затем снова погрузил лицо в воду, и цивилизованный мир разом исчез; внизу были джунгли, недоступные взору тех, кто движется над водой. Бывает, на вашу долю выпадает счастливое сознание того, что жизнь разом изменилась; вы прощаетесь со старым и приветствуете новое, бросаясь очертя голову навстречу неизведанному. Так случилось со мной в тот летний день в Ле Мурильоне, когда у меня открылись глаза на чудеса моря.
Я стал жадно прислушиваться к рассказам о героях Средиземноморья; пользуясь очками Фернеза и ножными ластами Ле Корлье, вооруженные варварским оружием, они производили настоящее опустошение в рыбьем царстве.
Бесподобный Ле Муань, погрузившись в морскую пучину около Санари, бил рыбу пращой! Знаменитый Фредерик Дюма, сын профессора физики, охотился под водой с заостренным железным прутом. Для этих людей граница между двумя взаимно чуждыми мирами не существовала.
Я уже два года увлекался нырянием в очках, когда встретил Дюма. Вот как он сам рассказывает о своем приобщении к подводному спорту.

"…Летом 1938 года, сидя как то раз на прибрежном камне, я увидел настоящего человеко рыбу, явно опередившего меня в эволюции. Плавая, он ни разу не поднимал головы, чтобы сделать вдох: для этого у него во рту имелась трубка. На ногах - резиновые ласты. Я сидел и восхищался его сноровкой. Наконец он замерз и вышел из воды. Это был лейтенант флота Филипп Тайе. Он изобрел оружие для подводной охоты наподобие моего. Очки у него были больше моих. Он рассказал мне, как раздобыть очки и ласты и как сделать дыхательную трубку из садового шланга. Мы назначили с ним день совместной охоты. Этот день явился важной вехой в моей подводной жизни".

Этот день оказался важным для всех нас: я был знаком с Тайе еще раньше, и теперь мы все трое собрались вместе.
Подводная охота разгорелась вовсю. Остроги, арбалеты, самострелы, гарпунные ружья - все было обращено против морской "дичи". В результате в прибрежных водах почти не стало рыбы, что вызвало страшное возмущение среди рыбацкого населения этих мест. Нас обвиняли в том, что мы распугиваем рыбу, рвем сети, грабим верши и устраиваем настоящий мистраль своими дыхательными трубками.
Однажды, кувыркаясь в воде, Дюма заметил, что за ним наблюдает с мощного катера живописный тип, голый по пояс и весь разрисованный танцующими девицами и знаменитыми полководцами. Эта ходячая картинная галерея окликнула Диди; тот вздрогнул - он узнал Карбона, пресловутого марсельского гангстера, чьим идолом был Аль Капоне.
Карбон подозвал Диди и пригласил его к себе на катер; затем осведомился, чем тот занят. "Ничего особенного, просто ныряю", - ответил Диди робко.
"Я люблю приезжать сюда, чтобы отдохнуть на покое от городского шума, - сказал Карбон. - Ты заинтересовал меня - будешь теперь нырять с моей скорлупки".
Диди рассказал ему о ненависти к ныряльщикам со стороны рыбаков. Карбон вспылил. Направив свой катер прямо в гущу рыбацких лодок, он демонстративно обнял Диди своей волосатой ручищей и заорал: "Эй, вы! Имейте в виду - это мой друг!"
Мы дразнили Дюма его гангстером, однако вынуждены были отметить, что рыбаки больше не смели его задевать. Вместо этого они обратились с протестом в правительственные инстанции. В результате был принят закон, строго регламентирующий подводную охоту. Применение водолазных аппаратов и огнестрельного оружия запрещалось. Ныряльщиков обязали обзавестись разрешениями на охоту и войти в официально утвержденный клуб рыболовов. Однако крупная рыба уже исчезла из прибрежных вод на всем протяжении от Ментоны до Марселя. Было зафиксировано еще одно примечательное явление: рыбы научились держаться за пределами досягаемости оружия подводных охотников. Они нагло дразнили ныряльщика, вооруженного самострелом, держась от него в пяти футах. Если ныряльщик брал с собой гарпунное ружье с резиновой пращой, бьющее на восемь футов, то рыбы аккуратно соблюдали дистанцию в восемь футов с небольшим. Они словно знали, что дальнобойность самого мощного гарпунного ружья составляет пятнадцать футов. Сотни лет человек был самым безобидным из всех появлявшихся под водой существ. Когда же он вдруг освоил правила подводного боя, рыбы немедленно разработали соответствующую оборонительную тактику.

Еще по теме: