ГлавнаяРазнообразие подводного мира • Книга Генри Ли

Книга Генри Ли

Рубрика: Разнообразие подводного мира

Никто еще не наблюдал брачных отношений спрутов в их собственной стихии. Однако они описаны англичанином Генри Ли, который восемьдесят лет назад, работая при Брайтонском аквариуме, терпеливо изучал заключенных в специальном бассейне осьминогов. Генри Ли выпустил остроумную книгу под названием "The Octopus, the Devilfish of Fact and Fiction", где писал, равняясь на нравы викторианской эпохи: "В книге, рассчитанной на широкого читателя, я могу сообщить лишь минимальные сведения относительно оплодотворения яиц осьминогов". За этой благочестивой оговоркой следует описание виденного: "Когда наступает брачная пора, в одном из щупалец спрута мужского пола происходит странное изменение. Он набухает, и появляется длинный змеевидный отросток с двумя продольными рядами присосков, из конца которого, в свою очередь, протягивается эластичная нить. Когда спрут предлагает руку даме своего племени, она принимает ее и сохраняет, унося с собой, ибо указанный отросток отделяется от владельца и становится подвижным существом, живущим своей жизнью еще и некоторое время после того, как перешел во владение дамы".
Любимым прибежищем чудовищ иного рода является площадка на глубине ста двадцати футов около Ла Сеш дю Сарранье на Лазурном берегу. Здесь очень своеобразный грунт: издали он кажется песчаным, когда же подплываешь ближе, то видишь, что все дно выстлано странными круглыми плитками органического происхождения, окрашенными в нежно розовые и нежно лиловые тона. Тут же в камнях есть несколько расщелин, населенных морскими судаками и бычками; однако подлинными хозяевами этих мест являются скаты. Целая толпа хвостоколов, скатов орлов и других разновидностей отдыхает здесь на необычной подстилке.
По мере нашего приближения они настораживались, готовые вспорхнуть на своих "крыльях", и, наконец, "улетали" попарно. Мы часто видели их плавающими по двое, однако нам ни разу не удалось выловить такую "парочку", чтобы проверить, состоит ли она из особей разного пола. Однажды я напал на двух среднего размера хвостоколов, спавших на дне. Один из них проснулся и хотел было улепетнуть, однако спохватился, вернулся ко второму и разбудил его поглаживанием плавников. Они уплыли вместе.
Если мы проникали в царство скатов, неподвижно "паря" в воде, рыбы оставались лежать на местах, вращая огромными глазами и пристально следя за нами. Более толстые из них были самки с детенышами; самки носят в себе мальков очень долго, словно сознательно стремясь выпустить их в море возможно лучше подготовленными к борьбе за существование. Мы быстро перестали увлекаться охотой на скатов, убедившись, что это простое истребление. Но поначалу мы иногда выходили на них с острогой. Один выловленный нами скат неожиданно разродился прямо на песке. Тайе подобрал восьмидюймового малька, чтобы швырнуть его в воду, и вскрикнул: "малыш" уколол его не хуже, чем взрослый скат.
Случается, что выловленные скаты ранят рыбаков; последние тщательно соблюдают поэтому правило: первым делом отрубить скату хвост. Рана часто оказывается зараженной. У ската в хвосте имеется ядовитая железа, ее выделения попадают в слой слизи, покрывающий зазубренный шип.
Скаты не представляют никакой опасности для человека; они никогда сами не нападают первыми.
Знаменитый шип служит не для атаки, а исключительно для защиты от назойливых чужаков. Этот шип расположен в основании хвоста, выступая всего лишь на одну шестую своей полной длины. Дюма подплывает к скату сзади и хватает его за самый кончик хвоста - мера предосторожности против случайного укола. Скат силится вырваться, однако не может пустить в ход шип. Зазубренное оружие ската расположено так, чтобы защищать от нападения сзади и сверху. Купальщик, наступивший на ската, может поплатиться болезненной раной, которая тем глубже, чем сильнее удар, нанесенный испуганной рыбой. Результатом может быть многодневное пребывание в больнице.
Как то раз, когда мы ныряли в районе Прая (архипелаг Зеленого мыса), по дну скользнула громадная тень. Я решил, что ее отбрасывает облако, парящее в том, надводном мире, однако в этот момент меня окликнул Дюма и указал вверх. Прямо над нами скользил гигантский скат с размахом "крыльев" в восемнадцать футов. Он не плыл, а буквально летел, заслонив собою все солнце. Изогнутые края его крыльев рассекали поверхность воды. Брюхо отливало белой эмалью, и тем чернее казалась спина этой рыбины. Сверхъестественное видение продлилось недолго. Без каких либо видимых усилий махина легко ускользнула от догонявшего ее со скоростью двух узлов Дюма, взмахнула напоследок крыльями и исчезла в сумрачной толще.
Рыбаки боятся гигантского ската вследствие суеверия, родившегося из его любимой забавы - выпрыгивать по ночам из воды, обрушивая затем свой многотонный вес на волны с оглушительным звуком. Рыбаки уверяли нас, что гигантские скаты убивают ныряльщиков, обхватывая их и душа своими огромными крыльями или расплющивая о дно. На деле же скат не только не внушает ныряльщику страха, а, напротив, вызывает восхищение у тех, кому посчастливилось видеть его в полете. Мы произвели анатомическое исследование гигантского ската, чтобы изучить строение его пищеварительного аппарата, и не обнаружили никаких зубов. Скат добывает пищу с помощью могучего насоса, включающего его пасть и жаберные щели. Поток воды проходит через сложную фильтрующую систему, в которой осаждается планктон - единственная пища этой огромной рыбины с крохотным горлом. В отличие от хвостокола гигантский скат не вооружен шипом и может рассчитывать только на скорость своего движения, спасаясь от врага. Он опасен лишь для… планктона.

Еще по теме: