ГлавнаяВ мире безмолвия • Глубинное опьянение

Глубинное опьянение

Рубрика: В мире безмолвия

Глава вторая. ГЛУБИННОЕ ОПЬЯНЕНИЕ

Первое лето на море с аквалангом прочно запечатлелось в нашей памяти. Это было в 1943 году, в разгар войны, в оккупированной противником стране, но мы настолько увлеклись нырянием, что не обращали внимания на необычные обстоятельства. Мы жили на вилле Барри: Дюма, Тайе с женой и ребенком, кинооператор Клод Хульбрек с женой, наконец, мы с Симоной и наши двое малышей. Часто гостил у нас вместе с женой наш старый друг Роже Гари, директор марсельской фабрики красителей. В глазах оккупантов мы должны были казаться довольно унылой компанией отдыхающих.
Не так то легко было насытить двенадцать голодных ртов. Тайе отправился в деревню и привез пятьсот фунтов сушеных бобов, которые мы сложили в углехранилище и ели на завтрак, ленч и обед, лишь изредка изобретая что нибудь для разнообразия. Ныряльщики тратят больше калорий, чем рабочие горячих цехов. Нам удалось получить рабочие карточки первой категории, что давало нам несколько граммов масла и сравнительно большой паек хлеба. Мясо было редкостью. Рыбы мы ели мало, так как рассчитали, что при нашем ослабленном состоянии подводная охота повлечет за собой больший расход калорий, нежели сможет возместить наш улов.
За это лето мы пятьдесят раз ныряли с аквалангом. Однако чем больше мы привыкали к нему, тем больше опасались внезапной катастрофы. Этому научили нас неудачи с насосом Фернеза. Дело шло слишком благополучно. Инстинкт подсказывал нам, что невозможно так запросто покорить океан. Каждый день Дюма, Тайе и меня подстерегала в глубинах непредвиденная западня.
Друзья на берегу выслушивали наши отчеты из подводного мира с безразличием, приводившим нас в бешенство. Пришлось обратиться к фотографии, чтобы иметь возможность показать виденное нами. Поскольку мы постоянно находились под водой в движении, мы сразу же начали с кино. Первой нашей съемочной камерой был престарелый "Кинамо", приобретенный мною за двадцать пять долларов. Папаша Хейник, венгерский беженец, изготовил для него замечательную линзу; Леон Веш, машинист торпедного катера "Марс", - водонепроницаемый футляр. В связи с военным временем было невозможно раздобыть тридцатипятимиллиметровую пленку. Мы накупили пятидесятифутовые катушки ленты к "Лейке" и склеивали ее до нужной длины в темной комнате.
Одним из мест наших съемок был остров Планье, лежащий на главном рейде Марселя: на этом острове находился знаменитый маяк, который отступающие немцы разрушили в 1944 году. Около Планье затонул на предательской скале английский пароход "Дальтон", водоизмещением в пять тысяч тонн. Нос судна лежал на глубине пятидесяти футов, откуда скала спускалась круто вниз.
Интересна судьба этого судна. Будучи зафрахтован греческой компанией, "Дальтон" вышел из Марселя в сочельник 1928 года с грузом свинца. Судно устремилось к маяку Планье, словно москит к лампе, врезалось в остров и пошло прямиком ко дну. Смотрители маяка спустились по скалам к воде и спасли всю команду. Они сообщили потом, что все спасенные были пьяны, начиная от юнги и кончая капитаном. Праздничное настроение одолело их всех без различия.
Мы заручились разрешением администрации маяка и высадились на острове, привезя с собою акваланги, остроги, самострелы, кинокамеры, воздушный компрессор и продукты. Служащие маяка жили в постоянном напряжении: каждый момент могли явиться немцы, чтобы взорвать маяк, либо английская подводная лодка с десантом.
Мы спустились по каменным ступеням в воду и подплыли к бушприту "Дальтона". Подступ к глубинам здесь затруднялся крутой скалой и неприятным ощущением в ушах. Бывает, что погружение вниз головой вызывает такое ощущение, словно вы превратились в забиваемый клин. Однако стоит глотнуть, как давление на барабанные перепонки пропадает и сразу восстанавливается хорошее самочувствие.
Мы проследовали мимо выступающего носа и вдоль искореженных бортов к покоробившейся палубе с разинутой пастью грузового трюма. Затем проникли в трюм, щуря глаза, чтобы быстрее привыкнуть к темноте. Выстланный песком и листами железа, трюм напоминал глубокую шахту; в том месте, где переломился корпус, зияло громадное отверстие, открывающее вид на морскую пучину. Я повис в темном тоннеле, наблюдая, как из за железных зубцов появляются мои товарищи. Выпускаемые ими пузырьки воздуха напоминали паровозные дымки.
В центре корабля переплетение стальных конструкций образовало своеобразные джунгли, в которых порхали синагриды. Под разрушенным мостиком мы обнаружили покрытое почти сплошным слоем маленьких ракушек главное рулевое колесо. Переборки были украшены геометрическими узорами в соответствии с расположением труб и приборов.

Еще по теме: