ГлавнаяПодводное царство • Бурный день

Бурный день

Рубрика: Подводное царство

Мы увидели появившегося на поверхности Тайе в его белом костюме; затем показался из прохода Морандьер. Тайе встал на ноги и пошел к берегу, возбужденный, с вытаращенными глазами. В правой руке он держал кинжал. Пальцы были порезаны, и кровь стекала красной струйкой на мокрое шерстяное трико, но Филипп ничего не чувствовал.
Мы решили ограничиться детальным изучением топографии первой части источника. Прежде всего позаботились о том, чтобы Дюма, которого все еще обуревал гнев против коварного грота, не смог добраться до пещеры, едва не ставшей нашей могилой. Фарг привязал к поясу Диди канат длиной в сто пятьдесят футов и забрал его кинжал, чтобы он не вздумал освободиться и двинуться дальше намеченного. Заключительное исследование подводной расщелины прошло без инцидентов.
Бурный день пришел к концу. В этот вечер обе двойки решили провести основательное сравнение между действием коньяка и глубинным опьянением. Мы не находили себе покоя в поисках объяснения загадочного ощущения, испытанного нами в Воклюзском источнике. Нам были знакомы бурные приступы L'ivresse des grandes profondeurs в море, на глубине двухсот двадцати футов, но почему же эта прозрачная безжизненная известковая вода ударяет нам в голову совсем по иному?
В ту же ночь Симона, Диди и я отправились обратно в Тулон, усиленно размышляя по пути, несмотря на усталость и головную боль.
Время от времени молчание нарушалось: кто нибудь из нас высказывал очередное предположение. Диди произнес задумчиво: "Несчастные случаи бывают у ныряльщиков не только из за наркотического состояния. Нервное расстройство в связи с личными и другими делами, вдыхаемый воздух…" Я подскочил: "Вдыхаемый воздух! Надо проверить в лаборатории воздух, оставшийся в аквалангах!"
На следующее утро мы взяли пробы воздуха из баллонов. Анализ показал присутствие одной двухтысячной доли окиси углерода. На глубине ста шестидесяти футов действие окиси углерода усиливается в шесть раз. Мы запустили наш новый компрессор, работающий от дизельного движка, и увидели, что он засасывает собственный выхлоп. Двадцати минут пребывания в таком воздухе, какой мы вдыхали в Воклюзе, достаточно, чтобы убить человека.
Впоследствии мы изучали гроты Шартре и Эстрамар. Однако и там нам не удалось обнаружить подземный сифон или другой "механизм", подающий воду наверх. В 1948 году, когда большинство из нас уехало с экспедицией "Батискаф", троим членам Группы подводных изысканий - лейтенанту Жану Алина, доктору Ф. Дэвилля и Жану Пинару - удалось, наконец, в сотрудничестве с армейскими саперами разгадать одну такую загадку. На этот раз объектом исследования был источник Витарель в районе Грама.
Витарель - подземный источник, его водное зеркало находится на глубине трехсот девяноста футов. Для того чтобы ныряльщик мог попасть к воде, саперам пришлось сначала проделать обширные подготовительные операции. На первом этапе солдаты преодолели 260 футовую шахту, спустив в нее понтоны, доски для мостков, акваланги, скафандры, канаты, осветительное оборудование и продовольствие. Затем снаряжение нужно было протащить еще через одну очень тесную, почти вертикальную расщелину длиной в его двадцать футов, которая заканчивалась большой пустотой. Дальше им пришлось настилать деревянные мостки и тащить все на протяжении тысячи шестисот футов через частично затопленные галереи, включая опасный извилистый проход длиной в тридцать футов. Только после этого они добрались до поверхности источника, в который предстояло погрузиться ныряльщикам. Саперы соорудили плавучую пристань с лесенками для спуска в воду, и ныряльщики приготовились к погружению.
По плану Алина они должны были нырять по одному, каждый раз со все более длинным канатом. Вооруженные измерительной лентой, фонарями, компасами, глубиномерами и миллиметровкой, ныряльщики принялись составлять карту подводного тоннеля, продвигаясь все дальше вглубь. План осуществлялся без перебоев, и на карте появлялись все новые участки. Кульминационным пунктом явилось десятое погружение, совершенное Алина 29 октября 1948 года.
Предыдущий ныряльщик добрался до входа в "сифон". Алина нырнул с четырехсотфутовым канатом и сразу же поплыл к границе последнего нанесенного на карту участка. Отсюда галерея стала подниматься под углом в двадцать градусов. Алина проник в узкий тоннель. Он продвинулся на сорок футов в довольно беспокойной воде, в полной темноте, нарушаемой лишь светом его фонаря. Вдруг он ощутил, как его голова словно прорывает тонкую пленку, и давление воды исчезло. Сквозь стекло маски, напоминавшее теперь ветровое стекло автомашины в дождь, он увидел, что его голова оказалась над водой. Алина очутился в изолированной пустоте с глинистым сводом и стенами. Он снял маску, вынул изо рта мундштук и вдохнул чистый природный воздух. Всюду, где течет вода, даже в закрытых гротах, есть воздух.
Алина выбрался на длинный скользкий берег, тянувшийся с одной стороны. Он был первым живым существом в этом подземном тайнике, куда ни разу не проникал животворный солнечный луч. Он прошел вдоль берега, измеряя и зарисовывая, радуясь нашей победе в борьбе с подземными источниками.
В дальнем конце грота Алина ожидало разочарование. Под самой поверхностью прозрачной воды виднелось отверстие другого "сифона": Витарельский источник хранил еще секреты. Алина сел, прикидывая в уме, во сколько может обойтись преодоление всего лабиринта. Ныряльщикам придется переносить снаряжение под водою почти на четыреста футов, чтобы устроить новый аванпост, который позволит проникнуть дальше.
Алина закончил свой набросок и зашагал обратно в воду, печатая своими ластами лягушачьи следы на подземном берегу. Он поплевал на стекло маски и сполоснул его в воде. Затем натянул маску на лицо, вставил мундштук в рот, вошел в воду, оттолкнулся ногами и поплыл головой вниз по течению первого сифона. В продолжение нескольких минут на поверхности воды еще лопались его пузырьки, потом в гроте снова воцарилось небытие. Следы человека скрылись во мраке.

Еще по теме: